Общество

У отца пока мало шансов вернуть из тайги детей

Наши корреспонденты продолжают следить за событиями вокруг религиозной общины, которая может не выжить в суровую зиму в хилых лачугах на пермском севере
В таких убогих хижинах сектанты надеются зиму пережить

В таких убогих хижинах сектанты надеются зиму пережить

В «Комсомольскую правду» обратился читатель Александр с просьбой помочь ему вернуть детей, которых бывшая жена увела в секту, поселившуюся в пермской глуши. Наши корреспонденты подались в Пермь и пытаются вместе с отцом спасти его дочку и сына — 5-ти и 6-ти лет. Репортажи на эту тему читайте на сайте «КП»:

«Отец детей-отшельников: Помогите мне вырвать малышей из голодного ада!»,

«Пермские власти думают как спасти отшельнков».

Напомним. Жена Александра попала под влияние бывшего священника — Евстратия, давно отлученного от церкви и создавшего секту непоминальников. Эта секта в расколе с официальной церковью и в проповедях своих не поминает Патриарха Кирилла. Сектанты поселились в заброшенной деревне Черепаново на севере Пермского края. Добраться к ним можно или на вертолете, или по таежному бездорожью, преодолев 200 км на вездеходе. Мы недавно побывали в этой деревне и увидели, что условия там для проживания детей непригодные и весьма опасные для их здоровья и жизней. К тому же приближаются холода, которых могут не вынести не только дети, но и взрослые сектанты. Читайте наш репортаж: «Отшельники ищут в тайге спасение от двух российских бед — штрих-кодов и прививок».

ХОДИМ ПО КАБИНЕТАМ

Третий день уже с Александром мы ходим по кабинетам пермских силовиков и чиновников. Всюду рассказываем нашу горестную историю, пишем заявления с просьбой вызволить из тайги детей. Всюду встречаем понимание, но пока что никто нам помочь не может. Просто приехать забрать малышей силой нельзя, потому что сектанты на этот случай могут полить детей бензином и заживо сжечь. Они уже обливались горючим и угрожали самосожжением еще в Костромской области, где жили ранее и где была попытка со стороны полиции освободить детишек из секты. Поэтому пермские чиновники пока что нас просто пересылают из одной конторы в другую, ну как бы перекладывая вопрос на другие органы. Вчера, например, мы были в краевом отделе опеки. Это очень закрытая — по типу военной — организация. Всякая даже фотосъемка здесь строжайше запрещена. Об интервью и речи не может быть без высоких согласований. Такая чрезвычайная мера, по словам помощницы Министра Минсоцразвития обусловлена тем, что журналисты могут всё перевернуть... . Однако же в краевой опеке нам посоветовали и помогли составить заявление от имени истца отца Александра в суд Чердынского района, на территории которого и обитает секта. Вот краткая выдержка:

«...Считаю, что права моих детей грубо нарушаются Ответчиком (моей бывшей женой). Дети не получают полноценного питания, не имеют условий для сна и отдыха, не обеспечены возможностью получения медицинской помощи, лишены возможности общения со мной и другими близкими родственниками.

Ответчик, разделяющая взгляды общины, воспитывает детей в условиях, не отвечающих потребностям детского организма. На контакт она не идет, добровольно передать детей мне на воспитание отказалась. При попытке забрать детей в Костромской области сектанты облили детей бензином, угрожая поджечь их. Единственным правомерным аргументом для ответчика является решение суда. Настаиваю, что оставление детей с Ответчиком является для них опасным, так как у Ответчика имеется (...) после нашего развода глубокая депрессия, апатия, разочарование. Ответчиком сожжены свидетельства о рождении детей, паспорт, медицинский полис. Ответчик нигде не работает, средств к существованию не имеет. Передавать денежные средства на содержание детей я не имею возможности, так как Ответчик избегает встреч со мной.

Согласно материалам корреспондентов «Комсомольской правды» дети проживают в непригодных условиях (отсутствие электричества, ограниченные запасы пищи, отсутствие медикаментов, совместное нахождение с людьми, имеющими ... расстройства). Данные факты подтверждаются фото и видео материалами «Комсомольской правды».

На основании изложенного, руководствуясь ст. 73, п. п. 1, 2 ст. 74, ст. 75 Семейного кодекса Российской Федерации, ст. ст. 131, 132, 139, 140 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, прошу:

Ограничить (Ф.И.О. Ответчицы) в родительских правах в отношении детей.

Вызвать в качестве свидетелей (Ф.И.О.) бабушку несовершеннолетних, проживающую по адресу: …. . Корреспондентов «Комсомольской правды» (Ф.И.О.).

Принять меры по обеспечению иска, запретив Ответчику осуществлять присмотр за детьми до вынесения решения суда по существу иска, передав детей Истцу».

В СУДЕ УДИВИЛИСЬ, НО ОБЕЩАЛИ ПОМОЩЬ

Прежде чем отвезти заявление в Чердынский районный суд (это 300 километров от Перми в одну только сторону), мы обратились к руководству Краевого суда. Там несколько удивились: почему опека спихнула свою работу на судебные органы? Однако обещали помочь поторопить события. Но даже и в самом быстром режиме работа суда займет не менее трех недель. Суд по закону должен удостовериться в правде изложенного. После повесткой вызвать Ответчицу на заседание — из тайги 200 км по бездорожью! Надобно также и установить ее личность (свой паспорт Ответчица давно сожгла). Но ежели суд и вынесет решение в пользу Истца Александра, то Ответчица может подать протест в другие судебные инстанции. А на это уйдет еще уйма времени.

Но если даже Верховный суд обяжет приставов забрать детей у Ответчицы, то забрать их у ней все равно нельзя — читайте выше: сектанты могут поджечь детей.

Вот пока что такой небольшой отчет по нашим событиям. Тем не менее мы везем прошение в Чердынский районный суд. А после расскажем вам об этой поездке.

ЧТО ДЕЛАТЬ?

На этот вопрос нам ответил один из чиновников краевой администрации, пожелавший сохранить инкогнито. Пока планируется отправлять сектантам гуманитарную помощь: продукты, одежду, инструменты, лекарства. Возможно пошлют туда и бригаду строителей, которая утеплит часть домов, отремонтирует печи, заготовит дрова. Завезут в заброшенную деревню дизель-генератор и проведут электричество, установят рацию. На все на это понадобится, конечно же, не один миллион рублей. Но жизни людей дороже.

Напомним, что ныне в секте около 35 человек, среди них 8 детей. Многие сектанты больны также и физически.

Рекомендуемые