Дом. Семья

Орнитолог: Численность голубей в Калининграде нужно сократить вдвое

По мнению Геннадия Гришанова, городская популяция пернатых создает проблемы с точки зрения эпидемиологии
Самка голубя может снести всего два яйца, но делает это четыре раза в год.

Самка голубя может снести всего два яйца, но делает это четыре раза в год.

Фото: Александр КАТЕРУША

Вы заметили, что в Калининграде стало меньше воробьев? Читатели «Комсомолки» обратили на это внимание. Да и мы, журналисты перестали слышать за окнами привычное чирикание. Может быть, это потому что бульвар на Соммера-Рокоссовского, возле которого расположена редакция «КП», давно перекопан, а кусты, в которых жили воробьи, выкорчевали?

С воробьями все в порядке

- Воробьев у нас было много в 1970-80-х годах, затем произошел резкий спад численности этих птиц, вызванный, скорее всего, глубокой перестройкой экономических отношений, – поясняет Геннадий Гришанов, кандидат биологических наук. – Люди стали меньше продуктов выбрасывать на помойки, к тому же появилось много бомжей, любителей свалок. Кормовая база для городских птиц уменьшилась. В 1990-х на некоторых улицах просто невозможно было встретить воробьев. Впрочем, все не так просто. Примерно в то же время начало уменьшаться количество воробьев во многих страхах - от Англии, Франции Германии и вплоть до Польши.

Только вот эту европейскую тенденцию увязать с нашими изменениями невозможно. Всплыла другая причина – состояние самих гнездовых биотопов, то есть мест обитания воробьев.

- Новые технологии, уплотнение застройки городов, пустырей, газонных территорий – все это сказалось на ухудшении состояния популяции воробьев, - говорит орнитолог и отмечает, что одна, ни другая гипотеза не находят полной поддержки. – Надо четко понимать, что у популяций всех видов животных есть свои пики и спады.

По словам ученого, как только какой-то вид достигает очень высокой численности, можно прогнозировать, что рано или поздно она начнет уменьшаться. Причем чем выше была численность, тем круче будет спад. Такие внутрипопуляционные процессы далеко не всегда совпадают с очевидными внешними явлениями.

- Сейчас воробьев в Калининграде, конечно, меньше, чем при социализме. Но в принципе, популяция восстановилась. Довольно много домового воробья и полевого воробья. На плотно застроенных территориях, где нет газонов – «обеденных столов» воробьев, там этих птиц или вообще нет, или очень мало. А пройдитесь по улицам Куйбышева, Костикова – там воробьев множество! – говорит Геннадий Гришанов.

Не кормить и не пущать

А вот с голубями в Калининграде сложилась довольно непростая ситуация. По мнению нашего эксперта, нужна программа по резкому сокращению их численности. Такие программы действуют, например, в городах Италии.

- В Калининграде голубей очень много, они чрезвычайно неприятны с точки зрения эпидемиологии. Не думаю, что ситуация в Советске и Черняховске отличается – только масштабы поменьше. И там голуби, как у нас, занимают все доступные чердаки. Антисанитария просто чудовищная. Смертность у голубей очень высокая, в том числе, от заразных заболеваний, - говорит ученый. – Если удастся сократить численность голубей хотя бы вдвое, это будет очень хорошо. У этих птиц хоть всего два яйца в кладке, но кладок этих в условиях местного климата - четыре в год. Они же круглогодично размножаются, даже зимой! Февральские голубята уже давно никого не удивляют. Даже если из всех птенцов выживет половина, представьте, насколько увеличится популяция голубей!

Регулировать численность голубей можно методом недопуска их в потенциальные места гнездования. То есть, вентиляционные отверстия и чердачные окна должны быть зарешечены. Плюс – не подкармливать птиц. В Европе есть программы стерилизации голубей, но до Калининграда эта практика в ближайшем будущем вряд ли дойдет.

Важно еще, чтобы в городе не было открытых контейнеров с мусором. Зимой у птиц за них высокая конкуренция. Прилетают чайки, вороны. При этом голуби не самые активные потребители того, что люди выбрасывают в контейнеры. Потому как чайки могут разорвать пакет с мусором и растащить его по всей округе. А голуби же могут только клевать что-то рассыпанное.

Снегири ниоткуда

Какая же птица типична для Калининграда? Сейчас самый неудачный период, чтобы это определять. Потому как гнездование закончилось, а зимовка еще не началась. Перелетные птицы потихоньку улетают, зимующие пока не появились.

- Зимой в Калининграде обычно много врановых, - говорит Геннадий Гришанов. - К нам прилетает на зимовку с Северо-Запада и Севера, возможно даже из Скандинавии, огромное количество грачей и галок. Они формируют мощные ночевки на высоких деревьях в парке, плоских крышах домов. Собираются от нескольких сотен до нескольких тысяч птиц.

А снегирей вы давно видели в Калининграде? Признайтесь, что давненько, и если видели – вам повезло. Для нашего региона это редкий гнездящийся вид и корректно называть его кочующим. Когда наступает зима, и где-то на севере большой неурожай ягод, а у нас наоборот, мы видим снегирей. Они прилетают исключительно на период «поздняя осень – зима - ранняя весна». А вот откуда к нам снегири летят, сказать сложно.

- Чтобы точно ответить на этот вопрос, нужно массовое кольцевание. А снегирей нигде и никто толком не кольцует. Поэтому можно лишь предположить, что к нам летят птицы латышские, эстонские, ленинградские, карельские, архангельские, – говорит орнитолог.

ИСТОРИЧЕСКАЯ СПРАВКА

В Кенигсберге «летающих крыс» не было

В советском Калининграде исследований по местным голубям почти не проводилось. Пристальный взгляд на этих пернатых орнитологи обратили лишь в 1990-х годах. Выяснилось, что привычные нам голуби поселились в городе лишь несколько десятков лет назад. В Кенигсберге их не было. В изданной в 1941 году книге «Птицы Восточной Пруссии и прилежащих районов», упоминания о голубях отсутствуют.

- Дело тут, скорее всего, в том, что Кенигсберг был довольно скученный город с очень плотной застройкой, а голуби любят большие пространства, которые появились здесь после того, как первые переселенцы расчистил завалы, - выдвигает версию Геннадий Гришанов.

С чайками, в частности, с озерными чайками - похожая история. Крупные городские колонии этих крикливых птиц появились только в советское время. Они облюбовали заболоченные территории - например, обширный участок недалеко от завода «Янтарь».

Впрочем, одних «голуби» все же снискали популярность у кенигсбержцев. Во многих городских ресторанов в XIX веке подавали блюдо, главный ингредиент для которого поставляли жители Куршской косы. Они освоили весьма специфический промысел: ловили ворон для засолки, прокусывая им голову. Эти охотники даже получили особое название - краебитеры. Говорят, яство под названием «голуби Куршской косы» пользовалось большой популярностью у кенигсбергских гурманов.