Общество

В 12 лет человек понимает все: на смерть Владислава Крапивина

На 82-м году жизни в Екатеринбурге умер замечательный детский писатель
Писатель Владислав Крапивин, получивший премию "За вклад в развитие отечественной детской литературы и патриотическое воспитание подрастающего поколения", на церемонии вручения премий за 2013 год в Кремле. Фото ИТАР-ТАСС/ Михаил Метцель

Писатель Владислав Крапивин, получивший премию "За вклад в развитие отечественной детской литературы и патриотическое воспитание подрастающего поколения", на церемонии вручения премий за 2013 год в Кремле. Фото ИТАР-ТАСС/ Михаил Метцель

Крапивин не входит в святцы детской литературы и не стоит на заветной полке Незнаек, Буратин и Хоттабычей.

Эту полку собирают взрослые в поисках, что бы почитать маленьким. Там не бывает реального зла, только гиперболически сказочное.

Крапивина мужчина четырнадцати лет покупает сам, видав уже всякие виды и знакомый с настоящим, сгущенным злом соседнего двора, опасным и будничным. Выросши в полного человека благодаря этим книжкам, он слегка стесняется их как самого интимного и дорогого переживания. Только потому Крапивин и не рассматривается сегодня как великий современник — каким, безусловно, является. Нет поля обсуждения и культа. Нет общероссийской «Каравеллы» людей, которые не зная, но чувствуя своих, в один важный момент жизни прочитали внутри журнала «Пионер» «Колыбельную для брата». А кто старше — «Всадников со станции Роса». А позже — «Ковер-самолет». А самые продвинутые в «Уральском следопыте» — «Голубятню на желтой поляне».

Детский писатель Владислав Петрович Крапивин со своими читателями, 1974 г. Фото Анатолия Грахова /Фотохроника ТАСС/.

Детский писатель Владислав Петрович Крапивин со своими читателями, 1974 г. Фото Анатолия Грахова /Фотохроника ТАСС/.

«— Люди всегда гибнут во имя великой цели. — Во имя вашей цели — наши люди. Объясните этой девочке, ради чего во время нашествия погибла ее мать».

Это был взрослый базар, и он никогда не попадал в умильное киностудии Горького про фантазеров и почемучек. И «Всадники» с пионерлагерной жандармерией. И «Трое с площади Карронад» с авиабомбой в портфеле. И «Журавленок и молнии» с домашним насилием и телевизионной сволочью. Агрессивные и глупые учителя, мальчики, способные им перечить, внутриотрядные, внутришкольные, уличные войны маленьких людей за честь и достоинство, вообще существование неподконтрольного взрослым автономного мира — не совсем то, что способен был допустить на экран советский ювенильный кинематограф. И никогда в жизни не признал бы он близость настоящего, гнусного врага: хоронящийся по углам грязный, активный, всемогущий блатяк. Единственный раз в «Колыбельной для брата» появились из тумана смрадные гады, причем пехота — явно злее и опаснее центрального атамана Дыбы. Знавали мы в жизни Дыб — экранный, как ни старался, был человеком, не тварью. Такое видно.

Не решился режиссер народ пугать.

А еще во всем детском кино, кроме «Чучела», непременно присутствовал знающий и близкий педагог. Тогда как в жизни каждого пионера страны были затяжные периоды, когда он жил сам и бился сам, один в поле. И если была ему в этом деле какая взрослая подмога, то эта вот проза Крапивина в журнале «Пионер» с картинками Ю. Медведева.

«Силу почувствовал?» — насмешливо спрашивал человека Дыба.

Они чувствовали силу. Правду, пацанскую справедливость, локоть полузнакомых товарищей где-то совсем рядом и отряд за спиной. Уже в «Мальчике со шпагой» Крапивин пресек эту соблазнительную моду слабого уповать на орден, гвардию и всадников из песни. Отряд — для безнадежных случаев заведомого превосходства зла. Бейся сам, прикрывай младших, уродуйся — и однажды в черный миг тебе помогут сильные люди: они чувствуют своих. «Не тррогать!» — и сказочный эскадрон вылетит вихрем на поляну.

Будь одним из них. Всю жизнь.

И будет жизнь совсем хорошая, как обещал первый командир конников и барабанщиков Аркадий Петрович Гайдар, которого пустые буржуазные дешевки объявили психопатом, расписываясь в своем гуманитарном ничтожестве. Пустое сердце глухо к великому слову.

Гайдар с Крапивиным — лучший распознаватель «свой — чужой». Если хоть раз пристраивал в ладони рукоять спортивного клинка, если правил кат носом на вал, если знаешь имя Джонни Воробьев и волшебное заклинание «Пять пальцев в кулаке годятся для удара, годятся, чтоб держать и молоток, и меч» — значит, будет тебе место у костра и котелок с наваром. Если нет — прошло твое детство даром, наверстывай.

Крапивин умер уже в новые времена, когда школа не ест мозг, улица не прессует личность и даже в армии тихо. Но историческая перспектива подсказывает, что этот штиль может быть ненадолго.

А крапивинский завет для худых и жестких времен — навсегда.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

В Екатеринбурге умер детский писатель Владислав Крапивин

Писатель Крапивин долго болел - проблемы со здоровьем у него начались еще в середине лета. 15 июля семья отправила его на обследование в горбольницу №24. Владислав Петрович был в сознании, но у него появились первые симптомы гриппа - кашель. Медики подумали на коронавирус, однако он не подтвердился (подробности).

Названа причина смерти Владислава Крапивина

Семья озвучила причину смерти детского писателя Владислава Крапивина (подробности).

«Врачи скрывают диагноз»: сын Владислава Крапивина о смерти писателя

Последнее время Владислав Петрович сильно болел. В ночь на 10 августа его увезли на скорой в Областную больницу Екатеринбурга. Врачи подозревали у него инсульт. До этого он также был в больнице с подозрением на пневмонию (подробности).

ПАМЯТЬ

Сергей Лукьяненко: «Со смертью Крапивина ушла целая эпоха фантастики»

Детский писатель умер на 82-м году жизни в Екатеринбурге (подробности)